March 30th, 2011

СНХБЗ

Так глупо и отчаянно страшно оказаться неважным. Неважным ребёнком, отцом, музыкантом, творцом, космонавтом, вообще человеком. Кому расскажи - не поверят, но летом люблю вспоминать о зиме.
Противно, убийственно. Маша любила слова погрубее, ругалась на общество, босса, правительство. И старый аптекарь ей вместо глицина подсунул мышьяк, теперь Маша глубже чем просто во сне.
На стенке рисую маяк, за ним, очевидно, море, за морем бетонный забор, в заборе дыра, а в дыре, ну не знаю, пусть будет бульдог. К бульдогу хозяйка бежит со всех ног, собака боится воды, взглянув за дыру, рискует здоровьем психическим. Мой маленький Бог смеётся на облаке, ноги в сандалиях свисают, ладошек хлопки задают ритм движению волн. Над Богом плывёт дирижабль, чуть ближе на сцене оркестр классический, хреново играют, их музыка больше похожа на стон предпоследнего мамонта.
По ящику круглые сутки трещат о налогах политпроститутки, политизвращенцы, спалить бы экран мне к рогатого матери. Жалко. По городу ходят маршрутки, водители в них, видать ради шутки, ни слова по-русски. Смешно. Но хотелось бы знать какого...?
(30.03.11)